ИРТТЭК. «Цели России в Тропической Африке достаточно определенны – полноценно вернуться на Черный континент»

Опубликовано: Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК). 05.11.2019

Росгеология в рамках форума «Россия – Африка», который проходил в г. Сочи 23 и 24 октября 2019 г., подписала меморандумы о взаимопонимании с Южным Суданом, Руандой и Экваториальной Гвинеей, предполагающие изучение углеводородного потенциала этих стран.

Ранее В. Алекперов обозначил интерес «Лукойла» к месторождениям Западной Африки, назвав их перспективными с точки зрения инвестиций.

«Газпром» ещё в 2009 году подписал с «Нигерийской национальной нефтяной корпорацией» соглашение о создании совместного предприятия Nigaz, позже в корпорации заявили о вхождении в проект Транссахарского газопровода. «Газпром нефть» стал участником разработки ливийского месторождения Elephant.

«Роснефть» вместе с итальянской Eni, с которой уже успешно работает на шельфе Египта, претендует на газовый блок в Экваториальной Гвинее с запасами более 100 млрд кубометров. Совместно с Exxon Mobil компания зашла в прошлом году на нефтеразведку в Мозамбик.

Иван, как Вы считаете, насколько целесообразно России участвовать в проектах по добыче нефти и газа в Африке с той точки зрения, что эти проекты будут фактическими конкурентами российских нефти и газа на мировом рынке?

Здесь скорее стоит говорить о геополитической целесообразности, которая формируется политическими, военными и экономическими целями любой сильной мировой державы. Цели России в Тропической Африке достаточно определенны – полноценно вернуться на Черный континент (в Северной Африке успехи российских бизнеса и политики очевидны, взять хотя бы Алжир и Египет), где СССР действовал очень активно и достаточно успешно, создать обширное инвестиционное пространство и получить соответствующие экономические и политические дивиденды.

Мировой нефтяной рынок столь огромен, что конкуренция российских компаний данной отрасли возможна только при полном попустительстве государственных органов, но после лихих 90-х и наведения порядка в стране, это совсем не российская история.

Недавнее определение африканского вектора как одного из важнейших для внешней политики России говорит не только о государственном контроле, но и о государственной поддержке инициатив российского бизнеса в Африке. А его интересы не ограничиваются только нефтью и газом – и алмазодобывающая, и горнорудная отрасли, и сельское хозяйство и т.д. Не говорю уже о военно-техническом сотрудничестве. Перспективы российского ВТС в Африке весьма велики, если не подавляющее по отношению к остальным актерам мирового рынка вооружений.

Важно понимать, что африканское пространство вовсе не свободно. США, Франция, Великобритания, Китай фактически поделили Черную Африку и возвращение России рассматривают как вызов (что видно по негативной реакции западной прессы), но Россия и российский бизнес этот вызов уже приняли. Отступать поздно.

— Какова оптимальная форма сотрудничества в нефтегазовой области между Россией и странами Африки: совместные проекты российских компаний с поддержкой или без поддержки государства, вхождение в проекты капиталом ФНБ, межгосударственные контракты, другое?

Совместные проекты неизбежны, тем более что на Западе все сильнее подымается волна протеста против антироссийских санкций, и многие компании готовы к сотрудничеству. Однако важнее в Африке использовать комплексный подход – взаимодействие бизнеса и правительственных структур РФ, в том числе и министерства обороны России.

Ведь многие российские проекты в Африке погубило незнание местных реалий, отсутствие контактов на самых разных уровнях. А в африканской стране чаще местный вождь более способен решить какую-то проблему, чем чиновник из столицы.

— Каковы перспективы роста добычи нефти и газа в Африке в ближайшие годы, и как это скажется на мировом рынке?

Основные места нефтедобычи в Черной (неарабской) Африке известны – Нигерия, Ангола, Габон, Гана, Конго, Экваториальная Гвинея. Вся эта добыча ведется на морском шельфе, и только Уганда стал в свое время неожиданностью, там добывается внутриконтинентальная нефть. И обратите внимание – правительство Уганды доходы от этой нефти потратило на закупки именно российских вооружений – 44 самых современных и дорогих танка Т-90С и шесть многофункциональных истребителей Су-30МК2.

Что касается открытия новых районов нефтедобычи, то американцы самые активные изыскания вели в последние годы на восточном побережье Африки. Серьезных открытий не было. Но перспективным остаются Эфиопия, Эритрея, Сомали, Кения, Мозамбик. Мы в этих странах работаем также все активнее.